Ну и иди знакомься со знакомыми

Анекдот № - Девушка, а можно с вами познакомиться? - Я с незнакомыми

Я с незнакомыми не знакомлюсь.- Иди тогда со знакомыми знакомься, дура. Ваа, дорогая, ну ты что, шуток не понимаешь?:D. ••• · Комментировать0. 0. Нет! Сам увидишь! Вон твои орлы, иди, знакомься! Что-то в одинаковых взглядах столь разных людей показалось знакомым. Так же. Смотри, – прошептал Витя, – наши старые знакомые Столько раз Иди, знакомься, если хочешь. А мне-то зачем? У меня уже алиментами! Все знаю. Все помню! Но сейчас они – самое ценное, что есть у меня. Ну, а ты.

Спиртное, завтрак и карты. К обеду водка у мужиков неожиданно кончилась, и проигравшие бегали за ней на станцию: Особо одарённые умудрились сгонять раза по четыре. Купить сразу несколько бутылок - то ли не соображали, то ли надеялись, что больше не проиграют.

Инструктор с тоской ждал, когда шахтёрам наскучит сидеть на одном месте, и они выйдут, наконец, на маршрут.

Астрономическая поэзия - зодиакальный цикл Wolfox

Было очевидно, что мужикам всё больше и больше нравился именно такой "поход". Анатолий не хотел обижать шахтёров, но и пить больше не. Его душа рвалась наверх, к вершинам. На третий день ещё до подъёма группы он убежал на пик Запсиба. Размяться, вдохнуть красоту гор и ощутить полёт. Взбежал на пик, осмотрел окрестности. Вот она - свобода! Высокомерные облака не смели увернуться. Здесь ты с ними на равных. Протяни руку и хватай! Паришь на вершине, как птица! Жаль, что "орлы" к высоте вовсе не стремились.

Возвращался к лагерю с опаской. Что там у них? Всё было в порядке: Остальные дружно сидели вокруг костра и привычно держали в руках кружки. На лицах своих подопечных Анатолий увидел явное осуждение. Он з-заслуженный шахтёр, проходчик.

У него одних медалей - к-килограмм. А ты отбился от к-коллектива! Ты нас об-бидел, к-командир! Анатолий армию служил, про мужское братство понимал Надо срочно заглаживать вину! Быстро окинув взглядом стол, поднял кружку, заботливо наполненную кем-то до краёв. Но мы можем наверстать упущенное! За тебя, Виктор Михалыч! И пусть у тебя всегда будут рядом твои преданные друзья! Тут подоспела гречневая каша с тушёнкой.

Увы, не могу найти девушку / страница 2

Дежурные щедрыми половниками разложили её по алюминиевым мискам, подобострастно расставили перед каждым едоком и замерли в ожидании. Валера почерпнул полную ложку исходящей ароматом жирной гречки, взял в рот, медленно, со смаком, прожевал, шевеля бровями, проглотил, прикрыв от наслаждения веки, а потом поднял вверх большой палец, только тогда они расслабились, сели в круг. Вон какую кашу сварганили!

Песня, а не каша! Михалыч тут же выдвинул новый тост: Шахтёры солидарно выпили и дружно принялись за еду. И сготовит, и рюмочку поднесёт! На комбайне шахтовом работаю.

А в тот раз говорю жене: Позвони, грит, начальству, у тебя же отгулы. И поедем на дачу. Да, аккурат, дело в пятницу. Я там крышу перебирать затеялся. Сомневался ещё, успею ли за выходные. Вот она и рада, что лишний день на даче отмантулю. Не охота, что-то идти, сил нету.

Николаич, он у нас мужик с понятием, спрашивает, не заболел ли я часом. Нет, говорю, а вот не могу идти, да и крышу чинить задумал. Он грит, ну ладно, Серёга, отгул у тя есть, присовокупи к выходным ещё денёк. Приехал на дачу, сижу на крыше, снял старый рубероид, обрешётку подправляю. Вдруг вижу, жена моя, Валя, лезет ко мне наверх. А на самой и лица. Сядь, грит, Серёженька, поудобней, чтоб не свалился с крыши-то.

Участок твой завалило полностью. По радио об аварии говорили.

Увы, не могу найти девушку

Да, мужики, не помню, как тогда и с крыши слез. Это ж надо, а? Я как жопой почуял, не пошёл на работу, а ребята До сих пор не могу ихним жёнам в глаза глядеть. Работа у нас такая, - нахмурились шахтёры. Молча жевали кашу, сосредоточенно думая о своей нелёгкой судьбе.

Шутка ли - весь южный участок со всеми штреками и забоями взорвался, а вскоре был затоплен. И это не где-то там, в далёкой Америке. А здесь, на родной шахте, которую они знали, как свои пять пальцев, куда сами спускались каждую смену Если по приборам работать Да и мы приборы ватниками прикрываем, чего греха таить. Только ведь тоже до поры! Комбайны, струги, электровозы с вагонетками, эх!

Бабы новых нарожают, - подмигнул Анатолию Михалыч. Вот посидим ещё денёк-другой на солнышке, подлечимся, выхаркаем уголишко из лёгких. Приедешь, да обрадуешь Валю свою, - подмигнул Михалыч, - ну, а сам не сможешь - мы всегда подмогнём! Опять раздался взрыв хохота. Утром сверху пришла группа туристов. Знакомый инструктор сказал, что они видели на тропе медвежьи следы. Угостив чужого инструктора сигареткой и водочкой, порасспросили подробности.

Вскоре группа ушла - торопилась на электричку. Мужики, засидевшиеся без дела, посовещались и решили сделать ловушку.

ну и иди знакомься со знакомыми

Тут же дружно принялись за работу: Оно отклоняется и, возвращаясь, бьет. Он злится - толкает сильней, бревно опять - со всей дури бьёт медведЯ - делает ударение на последнем слоге Макарыч. После обеда опять засели за карты. Время от времени кто-нибудь из мужиков подходил к бревну, отклонял его примерно на полметра и отпускал, бревно неизменно возвращалось, уходило маятником в противоположную сторону.

Макарыч снова и снова объяснял принцип действия ловушки на медведя всем желающим. Шахтёры одобрительно кивали хмельными головами и возвращались к прежнему занятию. Анатолий, смирившийся с положением дел - не хотят мужики идти по маршруту, ну и не надо!

Карточная эпопея продолжалась и после ужина. Тихий вечер плавно переходил в тёплую ночь. От ручья повеяло влажной прохладой. Застрекотали в траве кузнечики, проснулись ночные птицы. Спустившаяся с гор темнота была плотной. В оранжевом свете костра масти едва возможно было различить. Мужики с сожалением отложили карты. Он был пьян сильнее других, так как не корректировал количество спиртного применительно к своей массе тела и пил наравне с бугаём Валерой и другими большими мужиками.

Пьяная парочка, пошатываясь и поддерживая друг друга, шагнула в темноту. Спьяну Игорь не заметил бревна, навалился на него, бревно отклонилось. Игорь по инерции качнулся вперёд, не удержал равновесия и повалился в траву. Бревно, которому он задал при этом приличную скорость, начало возвратное движение, ударило с маху в бок ничего не подозревающего Валеру и опять отправилось в противоположную сторону, где уже начал подниматься Игорь. Подняться ему так и не удалось. Вряд ли когда-либо раньше вековая тайга слышала такие маты.

Вряд ли она услышит их позднее. Валера, угрожая невидимому в темноте врагу, поднялся на карачки, потом встал покрепче на ноги и приготовился.

Когда бревно приблизилось, он со всей силы оттолкнул его обратно. Игорёк только что сумел подняться, но не успел выпрямиться, когда его так долбануло в лоб, что он отлетел в сторону и потерял сознание.

На крики и маты прибежали шахтёры. Бревно методично зацепило ещё двоих, потом ещё одного, последнего. Шахтёры подобрали щуплого Игоря, наиболее пострадавшего от медвежьей ловушки, понесли его к костру и бережно уложили на травку. Валера в запале хотел кинуться на Макарыча, но Михалыч, ещё один пострадавший от коварного бревна, предложил принять анестезию. Все дружно выпили, расслабились и принялись хохотать над собой и друг другом. В темноте опять на него нарываться Завтра по трезвянке отвяжем.

Сильный ветер порывами гнул деревья, раскачивал бревно. Ветка, на которой оно держалось, не выдержала, обломилась, бревно со скользом прошло по одной из палаток, завалилось сверху на Макарыча. Многоэтажные лексические конструкции разбудили тайгу и лишь недавно утихомирившихся шахтёров. Опять все поднялись, забегали, разожгли костёр.

Злополучное бревно откинули в сторону. И Макарыч затрусил по тропинке к речке. Набрав полный котелок воды, решил срезать обратный путь - пройти через просвет в кустах. Но тут же зацепился ногой за верёвку, всё ещё привязанную к бревну, растянулся во весь рост, облившись при этом холодной водой. Когда вышел, мокрый, к костру, оказалось, одна штанина разодрана вдоль, и в прореху выглядывает худая белая коленка.

ну и иди знакомься со знакомыми

В ярости Макарыч приволок бревно к костру, схватил топор и в мгновение ока расшинковал его на поленья, которые начал пирамидкой укладывать в костёр. Потом переобулся, поставил мокрые кроссовки неподалёку от костра, нашёл в кустах котелок и снова отправился за водой. Сильный ветер быстро раскочегарил костёр. Взявшаяся огнём пирамида покачнулась и обрушилась на сохнущую обувь. Когда Макарыч вернулся с котелком воды и увидел свои догорающие кроссовки, он даже не стал материться. Утром шахтёры пришли в себя, посчитали урон, который нанесло проклятое бревно их коллективу и справедливо решили спрыснуть это дело, отправив гонцов на станцию, так как горючее снова иссякло.

Пока готовился супчик, вернулись гонцы с последними шестью бутылками и тревожной новостью: У продавщицы остался только ящик коньяка. Собрание шахтёров вынесло вердикт: Анатолий, утомлённый столь активным отдыхом своей группы, попытался возразить: Шахтёры переглянулись, насмешливо глядя на Анатолия, непонимающего очевидное.

Виктор Михалыч сладко зажмурился и начал издалека: Глубоко под землёй рубим уголь. Только на четвертый день, убедившись в безвредности тапок, вылез маленький Кузя из-под дивана и отправился знакомиться с новым жильем и его хозяйкой. Все в квартире ему пришлось по вкусу. Кузя рос любопытным и шкодливым. Он был чрезвычайно наблюдательным, имел великолепную память, но очень слабую волю и не мог противостоять соблазнам.

Как и любому порядочному коту, Кузе нужна была когтечистка. Кузя так усердно чистил свои ненаглядные коготки, что через некоторое время ковер стал двухсторонне-махровым. Кузя отличался великолепным аппетитом и не мог дождаться утра. Получив пару затрещин, понял, что ноги не любят, когда их кусают и сменил тактику.

Теперь он разбегался от двери, прыгал на хозяйку и, мяукнув, на всякий случай быстренько прятался под кровать. И опять сменил тактику. Горестный вздох сопровождал тапочки, если они сворачивали в туалет. Обескураженный Кузя ложился за закрытой изнутри дверью так, чтобы тапочки обязательно наступили ему на усы или, в крайнем случае, на кончик хвоста. Наконец появлялись тапочки, исправно спотыкались о Кузю и ворчливо-нежным голосом хозяйки звали на кухню.

Розовые тапочки его больше не интересовали. Как тебе не стыдно? Еще утро не наступило, а ты уже у тарелки. Кузя понял, еду надо отрабатывать, но каким способом. Почти до вечера Кузя спал, дергая то передней, то задними лапами.

Иди со знакомыми знакомься

Видно во сне представлял, чем очарует в очередной раз свою ненаглядную хозяйку. А тут и случай подвернулся. Мимо Кузиного носа, беспрерывно жужжа, пролетела муха.

Прыжок, удар, враг повержен и немедленно съеден. Охотник ты мой любимый, иди, поешь рыбки, мухи гадость несъедобная, — раздался голос хозяйки, и Кузя побежал к любимой тарелке. Объевшись, долго лежал на любимом кресле, сытно щурясь на солнышко, заглядывавшее в комнату. Я прижалась к теплому тельцу.